Газ пойдет в Европу по Южному потоку 29.02.2012

Газ пойдет в Европу по Южному потоку

По поручению премьер-министра Владимира Путина, которому, видимо, уже порядком надоели бесконечные переговоры с Украиной по организации дальнейшего сотрудничества наших стран в газовой сфере глава Газпрома Алексей Миллер пообещал, что строительство газопровода Южный поток стартует уже в декабре нынешнего года. В этой связи интересно, насколько реалистичны эти сроки, а также насколько необходима эта «труба» вообще.

Итак, оглашен конкретный срок начала строительства нового трубопровода. Возможно, он является ориентировочным и вполне вероятны его корректировки в ту или в другую сторону, но, как бы то ни было, процесс уже не остановить. Южному потоку быть! По заявлению А. Миллера окончательное инвестиционное решение по поводу реализации проекта, скорее всего, будет принято в ноябре 2012 года.

Напомню, что ранее для строительства сухопутной части газопровода были заключены соглашения с Болгарией, Венгрией, Грецией, Словенией, Австрией, Хорватией и Сербией. В сентябре прошлого года в рамках прокладки морского участка газопровода состоялось подписание соглашения акционеров компании South Stream Transport AG. Доля Газпрома в проекте составляет 50%, у итальянской Eni 20%, немецкая Wintershall и французская EDF владеют 15% каждая.



Добавлю, что 28 декабря прошлого года Турция, дав разрешение на строительство «трубы» в своих территориальных водах, сняла последнее препятствие для непосредственной реализации проекта. В настоящее время получено разрешение всех стран и для сухопутной, и для морской частей газопровода.

Если посмотреть на историю реализации Северного потока, вспоминается, что многими его строительство считалось недостаточно обоснованным с учетом имеющихся мощностей по транспортировке голубого топлива европейским потребителям, предоставляемых Украиной и Беларусью. Однако Германия взяла курс на отказ от использования ядерной энергетики, и возможно, к ней присоединятся другие европейские страны. Да и в целом потребление газа в долгосрочной перспективе, скорее всего, будет увеличиваться по мере восстановления европейской экономики. И хотя проходить этот процесс будет не такими быстрыми темпами, как хотелось бы руководителям Газпрома, введенная осенью прошлого года в эксплуатацию первая ветка Северного потока уже не выглядит лишней, чего, впрочем, пока нельзя сказать о его второй очереди.

Так нужен ли Южный поток России? Под этим вопросом я прежде всего подразумеваю экономическую целесообразность, а не представляющуюся возможность шантажировать транзитные страны угрозами перебросить экспортные поставки в новую «трубу». Диверсификация маршрутов поставок — это, конечно, замечательно, но и тратить миллиарды долларов впустую — непозволительное расточительство даже для Газпрома.

Положительный ответ на поставленный вопрос зависит, на мой взгляд, от нескольких факторов, самый важный из которых заключается в том, удастся ли заключить контракты с европейскими потребителями на объемы поставки газа, достаточные для заполнения газопровода. Думается, что основной целью строительства является обеспечение возможного увеличения потребностей в газе европейских потребителей.

Вторым фактором, как не неприятно это слышать нашим украинским друзьям, является получение Газпромом дополнительного козыря в переговорах с транзитными странами по условиям поставки углеводородов через их территорию в Европу. Большей частью это касается Украины, с которой переговоры по газовым контрактам ведутся уже который месяц. Напомню, что суть их сводится к тому, что Газпром хочет получить доступ к украинской ГТС в обмен на существенные скидки на поставки газа.

Каковы бы ни были причины упорства руководства Украины, ему не лишне было бы обратиться к опыту своих соседей белорусов, которые после продажи Белтрансгаза будут в 2012 году получать газ по $165,6 за 1000 куб. м. Что касается Украины, то по информации самого Нафтогаза, цена на российский газ для Украины в этом году не опустится ниже $413 за 1000 куб. м, даже если украинская сторона сдержит слово и сможет отделаться закупкой у России только 27 млрд куб. м. Впрочем, то, что в данных рамках удастся удержаться, маловероятно не только потому, что действующий контракт предусматривает минимальные годовые закупки в размере 33,3 млрд куб. м (это 80% от контрактных обязательств Нафтогаза, составляющих 41,6 млрд куб м.), но и потому что с большой степенью вероятности потребление Украины превысит обозначенный ее руководством новый объем потребления. В случае если бы договоренность о создании газового консорциума была бы достигнута, Украина вполне могла бы рассчитывать на соизмеримые с белорусскими цены на газ и только в текущем году сэкономила бы на закупках около $7 млрд. Кстати, эта сумма (особенно с учетом того, что Украина вряд ли уложится в 27 млрд куб. м в год) вполне соизмерима со скидкой в $9 млрд на поставки газа из России, которая являлась одним из условий украинской стороны для передачи контроля над своей ГТС Газпрому. Напомню, что свою ГТС Украина оценивает в $20 млрд.

Принимая во внимание вышеизложенное, можно сделать вывод, что с точки зрения получения возможности дополнительного давления на Украину Южный поток нужен точно.

Осталось ответить на вопрос, возможно ли нарастить контрактные поставки газа в Европу, чтобы построенные газопроводы не простаивали? Однозначный ответ на него в настоящее время дать сложно. Статистика по ежегодным объемам экспорта газа в Европу представлена на диаграмме ниже.



Из нее видно, что даже по прогнозу менеджеров Газпрома, которые по долгу службы оптимистично смотрят на предстоящее развитие своей компании, в 2012 году экспорт увеличится максимум на 4 млрд куб. м и составит 154 млрд куб. м. С учетом трейдинговых операций экспорт увеличится до 164 млрд куб. м по сравнению со 160 млрд куб. м в прошлом году. Разумеется, для такого объема не нужен не только Южный поток, но и вторая ветка Северного потока. Кстати, с финансовой точки зрения даже такое незначительное увеличение экспорта при повышении средней цены реализации в 2012 году до $415 с $384 за 1000 куб. м даст прирост выручки, равный примерно $1,66 млрд.

Реальность такова, что основные надежды Газпрома на заполнение «трубы» в большой степени связаны с оправданием надежды на повышения спроса на газ именно в долгосрочной перспективе — на период до 2020-го и даже до 2030 года. Это ожидание, кроме обозначенных выше факторов, может быть обусловлено и падением европейской добычи. В этом случае новые газопроводы вполне могут быть востребованы.

Пока из положительных для компании новостей выделю увеличение доли Газпрома на европейском рынке газа до 27% с 23% в 2011 году. Планы компании на долгосрочную перспективу еще более амбициозны: к 2020 году — 30%, к 2030 — 32% рынка Европы.
Также преимуществом введенного в эксплуатацию Южного потока можно считать и значительное уменьшение вероятности повторения ситуации 2009 года, когда были приостановлены поставки газа в Европу: суммарные мощности обоих потоков позволят полностью исключить использование ГТС Украины. Однако такой сценарий осуществим только в том случае, если объем экспорта европейским потребителям вопреки ожиданиям руководства Газпрома изменится незначительно.

Что касается влияния ввода в эксплуатацию Южного потока на котировки бумаг компании, то оно будет определяться главным образом тем, сумеет ли Газпром укрепить свои позиции на европейском газовом рынке, предлагая конкурентные цены и увеличивая объемы контрактов с европейскими потребителями. Время у компании есть, но его не так уж и много. Напомню, что ввод газопровода в эксплуатацию намечен на конец 2015 года.

Бумаги Газпрома продолжают оставаться недооцененными. Опубликованная недавно отчетность за 3-й квартал и 9 месяцев 2011 года по МСФО является нейтральной для котировок его акций. Их целевая цена остается на уровне 252 руб. за обыкновенную акцию, долгосрочная рекомендация — «покупать».

Теги: Газпром, нефть, Южный поток, экспорт, газ, международное сотрудничество, цены на газ, Украина, импорт, ГТС
Автор(ы):  Барков Виктор